Знакомый незнакомец - 31 Декабря 2010 - "Звезда" - Невьянская газета
Архив новостей:
Статистика
Главная » 2010 » Декабрь » 31 » Знакомый незнакомец
Знакомый незнакомец
09:35
«Воспитание мое сибирское…»
Прокофий, старший сын Акинфия Демидова, родился 8 июля 1710 года в Невьянском заводе, здесь провел детство и юность. «Воспитание мое сибирское» - впоследствии любил он повторять. Именно в Невьянске начал формироваться его живой, деятельный, но вместе с тем строптивый, неуступчивый, настоящий демидовский характер, зачастую заставлявший его
идти против воли отца. В зрелые годы нрав Прокофия несколько успокоился, хотя присущие ему предприимчивость и любознательность не были утрачены
и в старости. Вообще, в житейском плане Прокофий Демидов предста-
ет довольно мудрым человеком, несмотря на все его чудачества. «Не будь спесива, самолюбива, жадна…помни, как я живу, - так напутствовал Прокофий одну из своих дочерей. - Живи весело, не кручинься…Вместо слез лучше смеяться». Эту способность «смеяться» в ответ на все жизненные невзгоды
Прокофий сохранил до глубокой старости. «Что желаешь мне так быть здоровому, как ты, того-то нельзя: у меня уж песочек сыпется», - с самоиронией писал 73-летний Демидов своему зятю, неимоверно страдая от подагры.
«Как жадный веселюсь на растения…»
Еще в юности Прокофий Демидов увлекся садоводством и сохранил это увлечение на всю жизнь. «Потому, что у меня к тому охота»,– так он объяснял свою любовь к ботанике в одном из писем. В зрелые годы Прокофий Де-
мидов покинул Урал и обосновался в Москве. При усадьбе он основал большой ботанический сад, в котором расположились гряды с однолетними и многолетними растениями (в грунте и горшках), кустарниками, оранжереи для теплолюбивых растений, птичник и большой пруд. Кроме живых растений
были представлены и гербарии. Источником пополнения коллекции была упорная собирательская работа. «Из всего света получаю всякое разное растение и семена», - писал Прокофий. Он и сам приложил руку к научным изысканиям. Например, о том, что работа в Московском саду «происходит под присмотром самого почтеннейшего Господина сего сада» - упоминал академик П.Паллас. Прокофий Демидов был большим любителем птиц, особенно певчих. Сохранились письма, полные искренней любви к пернатым «братьям меньшим»: «мои птички хуже твоих поют… у меня перелиняли соловьи и едва запели, только негромко… соловьи, малиночки, пеночки твоему здравью кланяются». Одно время в птичнике содержались «редкия иностранныя птицы
из роду кур и уток». Занимался Демидов разведением пчел и участвовал в экспериментах: «сам своими руками вышеписанную пробу делал».
Ботаника, - как-то заметил Прокофий Демидов, - способна «возбудить удивление о премудрости и величии Божием», о богатстве мироздания, которое «толико хитро, что человеческаго разума не достает к открытию всего».
Кроме садоводства Прокофий занимался коммерцией, а именно ростовщичеством. Время и тогдашние нравы весьма благоприятствовали этому занятию. На дворе стоял «блистательный век» Екатерины II. Первые вельможи России стремились удивить друг друга и Европу богатством своих дворцов, экипажей, нарядов. Для ведения роскошной жизни нужны были немалые средства, и здесь-то на сцену выходил Прокофий Демидов. У него всегда были
наличные деньги, которые он давал в долг под заклад и за немалые проценты. В должниках у Демидова ходили множество вельмож. Так что
Прокофий вполне со знанием дела сказал как-то: «ни одного графа не осталось, кто бы не имел на себе долгу от разных приключений». Прокофий Демидов – это
еще и крупнейший меценат. Общая сумма его пожертвований к концу жизни достигла 4 282 000 рублей ассигнациями.
«Я люблю разное… мешаю дело с бездельем»
Однажды из ворот особняка Прокофия Демидова выехал странный экипаж, посмотреть на который сбежалось пол-Москвы. Запряжены в него были пара огромных коней, восседал на которых форейтор-карлик, и пара маленьких
лошадок с форейтором столь высокого роста, что его длинные ноги тащились по мостовой. При этом сами форейторы и лакеи на запятках кареты были наряжены в странные одежды: одна половина ливреи сшита из дорогой ткани, другая –
из грубой сермяги, одна нога обута в шелковый чулок и модный башмак, другая – в онучи и лапоть. Это только один из рассказов о причудах и «странностях» Прокофия Демидова, а сохранилось их великое множество. В подобных сумасбродствах выразилось жизненное правило, сформулирован-
ное Демидовым в письме к дочери, «жить весело».
Не все причуды Прокофия безобидны, иногда демидовские шутки были очень злыми. В его чудачествах можно заметить некий скрытый смысл. Странный демидовский экипаж, лапти в сочетании с дорогой одеждой на лакеях или же поношенный кафтан, надетый им на придворный прием – все это ни что
иное, как ироническая усмешка над знатными вельможами екатерининского двора. То есть Прокофий Демидов - не просто чудак «не от мира сего», а
человек, умеющий критически посмотреть на современные ему дворянские нравы и моды. О том, что он чудил сознательно, Прокофий сам заявлял в своих письмах: «мое чудачество тебя в смех привело», «я уж дурачиться по своему летучему разуму определить себя хочу».
Прокофий Демидов скончался на 77 году жизни в ноябре 1786 года. Похоронен в Москве на кладбище Донского монастыря. Главное его детище – Московс-
кий сад - ненамного пережил своего создателя. После смерти хозяина имение было продано. Но еще в середине XX века несколько сохранившихся экземпляров редких сосен напоминали о былых богатствах ботанического сада Прокофия Демидова.

А.КАРФИДОВ,

старший научный сотрудник
Невьянского музея.

По материалам Невьянской районной еженедельной газеты "Звезда"
интернет-версия:
www.zvezda.nevyansk.org.ru

Просмотров: 467 | Добавил: admin
Copyright 2009 - 2016 by admin www.nevyansk.org.ru © Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс .