Меж рифов житейских бурь и невзгод - 15 Июля 2011 - "Звезда" - Невьянская газета
Архив новостей:
Статистика
Главная » 2011 » Июль » 15 » Меж рифов житейских бурь и невзгод
Меж рифов житейских бурь и невзгод
14:55
Семейный корабль Шураковых преодолевал любые испытания
Разные бывают встречи: короткие, незначительные, запоминающиеся, важные… Но иногда встреча становится судьбоносной, как это было у Надежды Николаевны и Евгения Ивановича ШУРАКОВЫХ, которых свел вместе Невьянский механический завод, его большой, шумный пятнадцатый цех.
Судьба не баловала ни ее, ни его - подростки военных лет рано повзрослели, переживая недетские лишения и нужду.
Евгений Иванович родился в 1929 году в Черемисском Режевского района в семье крестьянина, члена правления колхоза. Отец его - Иван Алексеевич - человек порядочный и справедливый. Не мог он без сочувствия смотреть на чужие лишения – в 1933 году выдал колхозникам по 24% хлеба, вместо по-
ложенных 15% - у них ведь семьи, голодные ребятишки. И вот арест –
осужден на десять лет. Наказание И.Шураков отбывал на строительстве Челябинского тракторного завода и за добросовестное отношение к работе в июне 1936 года был досрочно освобожден. Семью его давно выселили из родного гнезда, дом конфисковали. Вернулся Иван Алексеевич, забрал жену
с двумя сыновьями (младшему едва исполнилось три года) и перебрался в Невьянск. Устроился кладовщиком в ОКС НМЗ, получил небольшую комнатку в бараке на рабочем поселке Пески. А в 1938-м в семью Шураковых вновь пришло
страшное слово «арест». Под следствием глава семьи находился год,
потом дело было прекращено, арестант освобожден из-под стражи и
полностью реабилитирован. Вот только о своей реабилитации ему
уже узнать было не суждено – документы получил сын, спустя пятьдесят с лишним лет.
Сам Евгений к тому времени уже учился в школе №2, что стояла на берегу пруда. Подрастал и младший брат. Кажется, жизнь наладилась и устоялась. Пока не грянула война – в сентябре 1941 года Иван Алексеевич Шураков был
призван на фронт, через полгода, в апреле 1942-го, пришла на него похоронка из-под Харькова. Осиротевшая семья выживала как могла. Мать работала, помогали по хозяйству сыновья. Евгений летом сорок третьего уже вступил
в комсомол и решил поступать в школу юнг, но не прошел отборочную комиссию. Быть может, не случайно – вскоре заболела мать, младший брат всего лишь третьеклассник, и Евгений в декабре этого же года решил встать к станку. Четырнадцатилетний ученик токаря инструментального цеха... Каким коротким было его детство, всего лишь шесть школьных лет… Неокрепшие мальчишки работали сперва по восемь часов, позже – по 12 в сутки, без выходных, и малым отдыхом стали лишь пересменки. И успевали при этом учиться в школе
рабочей молодежи. Седьмой класс Евгений окончил, когда на родную землю пришла Победа. И были новые надежды, мечты о мирной жизни. Молодой заводчанин решил продолжить учебу в Невьянском механическом техникуме и возвратиться на завод уже дипломированным специалистом. В родной пятнадцатый цех он вернулся мастером участка спустя четыре года. А
здесь уже была она – голубоглазая Надежда, худенькая, стройная,
нежная, с косами до пояса…
…Надя Селянкина осиротела рано, когда ей не было и трех лет. Заботу о матери и маленькой сестренке взял на себя старший брат, у которого к тому времени уже была своя семья. Так и росла Надежда с тремя своими племянниками. Едва
началась Великая Отечественная, главу семейства забрали на фронт, второй ее брат уже два года нес службу на Дальнем Востоке. Бедные женщины вдвоем тянули четверых детей. Не до отдыха было в это лихолетье маленьким школьницам. В летние каникулы работали они на колхозных полях, пололи овощи, затем помогали в уборке.
Зимой, когда в здании школы №3, где училась Надя, расположился госпиталь, школьники стали учиться в других школах, а сюда приходили, чтобы помочь санитаркам, устраивали небольшие концерты для раненых бойцов. Летом 1943
года тринадцатилетняя девчушка пошла работать подсобным рабочим на мыловаренный завод. С такими же, как она, девчонками топили печи, кантовали бочки, варили мыло и шампунь, выполняли другую хозяйственную работу. Денег подросткам не платили, зато давали по пол-литра молока в день
да по килограмму овсяной муки в неделю. Один раз на завод пришел специальный заказ от директора мясокомбината. В больших алюминиевых формах привезли шпик для мыла. Мыло из него получилось хорошее, но работникам ни кусочка не дали. Тогда девчонки выскребли чан, где его варили, и отправились после работы на ключик. Выстирали всю свою одежду,
сами намылись с удовольствием.
- А сало я с тех пор не ем, - признается Надежда Николаевна, - даже в рот его взять не могу. Хоть здесь судьба хранила семью – оба брата друг за другом
вернулись домой, старший, правда, был израненный, но живой…После окончания школы Надежда в октябре 1946 года устроилась швеей в райпромкомбинат. А через год перешла на НМЗ кладовщиком инструментального цеха…
…Кипит работа, грохочет завод, шумит пятнадцатый цех.
Сколько здесь молодежи. Вместе трудятся, вместе проводят короткие обеденные перерывы. На все времени хватает – и пообедать, и песню спеть, и потанцевать под свой оркестр художественной самодеятельности. На выходные профком выкупал однодневные путевки в парк культуры и отдыха, и всем
цехом отправлялись сюда на гуляние заводчане. Весело было, сколько семейных пар сложилось на заводе. В том числе и Шураковы. Оба комсомольцы, активисты, постоянные участники всех культурно-массовых мероприятий и комсомольских собраний. Приглянулась Евгению юная кладовщик, не давали покоя бездонные голубые глаза и тяжелые, длинные косы. Приметила молодого мастера и Наденька.
- Помню, пригласил меня в гости, - вспоминает Н.Шуракова, - они тогда уже с 16-летним братом вдвоем жили, мамы у них уже не было. Я боялась страшно…
Одобрила выбор и Надина семья – парень серьезный, работающий, порядочный. И, правда, в 1949 году Евгений Иванович принят кандидатом в члены КПСС, в феврале 1950 года избран вторым секретарем райкома комсомола. А 29 апреля того же года Надежда и Евгений поженились. Стали налаживать семейный быт. Работа, дом, общественная жизнь...
Полгода пролетели незаметно – в октябре Е.Шуракова призвали на
службу в Военно-Морской флот. Он отправился во Владивосток покорять далекие моря, а молодая жена осталась в Невьянске. Ждать и его со службы, и своего первенца. В конце января на свет появился сын Владислав. О сыне узнал новоявленный отец из письма, пришедшего на остров Русский, а свидеться удалось лишь тогда, когда малышу было уже шесть месяцев.
Да и какая это была встреча! На десять дней отпустили Евгения заехать в родной город на пути следования из Владивостока в Киевское военно-морское политическое училище. И вновь разлука, и снова летели через километры
письма. Три года учебы в училище. Здесь Евгений Иванович занимался легкой
атлетикой, плаванием, ходил на веслах и под парусом. Помотала
судьба по свету - практику проходил и на Днепре, и в Баку на Каспии, в Одессе и Севастополе на Черном море. После окончания училища в звании лейтенанта корабельной службы направили Е.Шуракова на Балтийский флот в г.Балтийск
на эскадренный миноносец «Сердитый». Здесь наконец-то семья
воссоединилась. Но встречи все также коротки: моряк, секретарь комсомольской организации корабля появлялся дома лишь в субботу, а в воскресенье ему снова нужно быть на корабле. Теперь его дома ждали жена, сын и крошечная доченька Маришка.
Встречи, расставания, три месяца в Польше, десять дней в Голландии. Потом перебрались всей семьей в Латвию, затем была Эстония. Офицерские жены не выбирают место жительства – едут следом за мужьями. Только в 1966 году
после увольнения Евгения Ивановича из ВМФ в связи с сокращением Вооруженных сил вернулись Шураковы в Невьянск, в родной инструментальный цех. Теперь каждый вечер были вместе.
- Вот дети-то удивились: «А что, папа теперь так и будет каждый день дома?», - со смехом вспоминает об этом Надежда Николаевна. Пожалуй, нет. В этом же году поступил Е.Шураков на заочное отделение Высшей партийной школы при ЦК КПСС в Свердловске. И вновь четыре года учебы с сессиями и командировками, постоянными сборами и отъездами из дома. Но куда бы ни уезжал Евгений Иванович, он всегда знал, что дома его ждут, что встретит по возвращении заботливая и понимающая жена.
Затем у него были ответственные и высокие должности: второй секретарь горкома партии, депутат городского совета, заместитель председателя городского совета ветеранов, но он всегда оставался человеком необыкновенно скромным, порядочным и честным. Надежда Николаевна тридцать лет проработала на разных должностях в цехе №15 и не мыслит себя без завода.
- Он научил меня работать, жить и дружить. Все наши друзья – заводчане, и дружбу с ними мы пронесли через долгие годы. Когда мы вернулись со службы, друзья приобщили нас к садоводству. Уже давно выросли дети, встали на ноги внуки, подрастают правнуки. Но все также тихо и уютно в доме старших Шураковых. Они вместе. Что это - награда или заслуга? - Все гладко в жизни ни у кого не бывает. Просто нужно уважать друг друга, любить свою семью, детей, общаться с ними, посвящать им как можно больше времени, - делится секретами семейного счастья Надежда Николаевна. – И еще очень важно уметь прощать и не нагнетать атмосферу (отношения).
Только на взаимном доверии и уважении строится семья.
Тикают часы, отмеряют стрелки полет времени, но как и прежде, с уважением и любовью, смотрят друга на друга Надежда Николаевна и Евгений Иванович.
Их садовый участок – излюбленное место встречи всей семьи.
Здесь в День Военно-Морского флота России вздымает в небо по самодельному флагштоку самодельный Андреевский флаг. И все также уверен в своем лавировании меж рифов житейских невзгод их прочный, нерушимый семейный корабль.

Ольга СЕВРЮГИНА
Фото из семейного альбома
Шураковых.

По материалам Невьянской районной еженедельной газеты "Звезда"
интернет-версия:
www.zvezda.nevyansk.org.ru
Просмотров: 1290 | Добавил: admin
Copyright 2009 - 2016 by admin www.nevyansk.org.ru © Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс .