День 22 июня 1941 года стал началом тяжких испытаний - 26 Июня 2010 - "Звезда" - Невьянская газета
Архив новостей:
Статистика
Главная » 2010 » Июнь » 26 » День 22 июня 1941 года стал началом тяжких испытаний
День 22 июня 1941 года стал началом тяжких испытаний
11:04
Василий Меркурьевич ЖДАНОВ родился и вырос в Невьянске. До 1940 года работал в артели «Невьянец» и еще совсем молодым считался мастером на все руки. В 1940-м был призван в действующую армию и отправлен на Дальний Восток. Смышленого юношу определили в артиллеристы. Служба проходила в Берибеджане и Комсомольске-на-Амуре.

Весной 1941 года его артиллерийский полк отправили в Западную Белоруссию. Эшелон прибыл на место назначения в сорока километрах от Бреста 3 мая 1941 года. Вагоны с солдатами все шли и шли. Их было так много, что большую часть из них не успели даже вооружить до начала войны.
Василий Меркурьевич вспоминает:
- Когда в ночь на 22 июня началась бомбежка, мы спали. Проснувшись, выскакивали из казарм кто в чем. Многие не успели одеться, а казармы были уже разрушены. Крики, взрывы, бегущие люди. Ничего нельзя было понять. Мы даже в бой вступить не могли, так как оружия у нас не было. По соседству был аэродром, но самолеты были без горючего, танки тоже стояли с пустыми баками. Сбивались в случайные группы из представителей различных родов войск, решали, что делать. Когда пошли немецкие танки, мы стали отступать, так как воевать было нечем. Под Минском нас окружили и взяли в плен. Отправили в Польшу, в г.Белоподляцка. Здесь под открытым небом для нас соорудили лагерь, окружив колючей проволокой. Было нас там тысяч восемьдесят.
Даже в свои 90 лет Василий Меркурьевич выглядит крепким, сильным мужчиной. А в двадцать его сразу заметили и в числе еще пятнадцати таких же крепких парней отправили в Брест-Литовск на тяжелые работы. Здесь была совершена первая попытка побега. В.Жданов рассказывает:
- На Рождество немцы сильно напились и уснули. Мы все пятнадцать человек убежали. Но никто из нас, конечно, территории Польши не знал. Месяц мы блуждали по лесам, питались чем придется, чаще всего ничем.
Ослабленных нас снова схватили. Бить сильно не стали, так как немцам нужна была рабочая сила.
А силы у В.Жданова было предостаточно, к тому же золотые руки, природный ум. Какие только работы ни выполнял он. Но мысль о побеге не оставляла молодого солдата. Следующую попытку Василий предпринял один. Решил бежать во время работы, когда немцы ослабили внимание, упустили его из виду. Но не секрет, что и в наших рядах были те, кто пытался выжить за счет других. Вот и о его побеге быстро донес один из своих. Поэтому, дойдя до одной из ближайших деревень, он попал в засаду. Разъяренные фашисты хотели расстрелять, но в последний момент передумали. Один из них лишь сильно ударил прикладом по лицу. Снова отправили в лагерь, где 25 суток били резиной, посадили в «холодную». Командовал лагерем офицер, который сам во время первой мировой войны был в нашем плену. Наверное, поэтому русских убивали не часто. Выпустили из «холодной» живым и Василия Меркурьевича. Но работы давали самые тяжелые, кормили хлебом с опилом и водой.
- Правда, - вспоминает В.Жданов, - тот немец, который ударил меня прикладом по лицу, в благодарность за то, что сбежать я не смог (иначе его бы наказали), приносил мне иногда бутерброды. Кроме того, неподалеку был мясокомбинат, и нам разрешили брать кровь убитых животных. Мы варили ее и ели.
Молодой организм быстро стал восстанавливаться, возвращалась крепкая сила. Снова появляется мысль о побеге. На этот раз он должен был быть более массовым, и готовили его партизаны. О предстоящем побеге узнало командование лагеря. Ночью, одетых, приготовившихся бежать, увезли в Варшаву, оттуда в Германию, в г.Дорман. Там до освобождения работал Василий Меркурьевич в шахте.
14 апреля 1945 года лагерь освободили американские войска, пленных передали англичанам, а потом советскому командованию.
- Конечно, пришлось пройти через допросы особого отдела, - говорит В.Жданов. – Но относились к нам хорошо, так как знали, какая ситуация сложилась в 1941 году под Брестом. Нам и застрелиться-то было нечем. «Кто начинал войну, тот ее и закончит», - сказал мне представитель русского командования во время освобождения. Так что, когда после Победы большинство наших возвращалось на Родину, таких, как я, оставляли в Германии. Еще год я проходил службу в артиллерийском полку.
По истечении года Василий Меркурьевич и тысячи других советских солдат получили последнее боевое задание: доставить в Россию лошадей. За каждым закрепили по восемь голов. Двигались обозом, длина которого составляла десятки километров. На территории Западной Украины обоз несколько раз подвергался нападению бандеровцев. Появилась угроза невыполнения последнего боевого приказа. В этом случае могли припомнить и прошлое – плен. Тогда на помощь обозу прислали танки. Задание было выполнено.
В Белоруссии сдали лошадей, получили новое обмундирование, сталинский паек: пять килограммов сахара, двадцать килограммов муки, и отправились домой.
Отслужив, Василий Меркурьевич вернулся на прежнее место работы, а затем пошел трудиться на Невьянский механический завод. Отдал предприятию более 30 лет.
Скромно показывает ветеран свои награды: «Медаль за победу над Германией», «50 лет Вооруженным Силам СССР», «20 лет Победы в Великой Отечественной войне» и другие юбилейные медали.
Три года назад Василий Меркурьевич похоронил жену, с которой прожил 60 лет. У него отличные дети: сын и дочь. Они часто навещают отца и каждый праздник Победы встречают вместе с ним.
Валентина ДУДИНА.

По материалам Невьянской районной еженедельной газеты "Звезда".
интернет-версия:
www.zvezda.nevyansk.org.ru

Просмотров: 527 | Добавил: admin
Copyright 2009 - 2016 by admin www.nevyansk.org.ru © Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс .