«Бабье лето» 1941 года - 26 Июня 2010 - "Звезда" - Невьянская газета
Архив новостей:
Статистика
Главная » 2010 » Июнь » 26 » «Бабье лето» 1941 года
«Бабье лето» 1941 года
11:00
С самого утра было солнечно. Золотистое «Бабье» лето 1941 года. Мирно постукивали на стыках колеса госпиталя. Вывозили раненых с поля боя вглубь страны. В вагонах исковерканные в бою тела раненых бойцов, они с винтовками в руках против вооруженных до зубов фашистов проявляли немыслимый героизм, чтобы остановить врага. Не знаю, по чьему распоряжению по дороге прицепили вагон роддома, но его прицепили.
Как это было? Просто страшно!
Огромное число солдат, да и мирных граждан, не могли позволить себе испугаться. И был бой! Бой страшный, неравный, жестокий… Убитые, раненые… У каждого своя судьба, свой финал… Но если смерть, то не напрасно.
В поезде были те бойцы, которым судьба дала этот солнечный осенний день в подарок за их мужество. Кто без ноги, кто без глаза… Каждый, как мог, пытался наслаждаться теплом и светом этого дня.
Стук колес убаюкивал. Казалось, тот кошмар боя был в какой-то прошлой жизни. Хотелось остановить поезд, выйти на лужайку, сорвать цветов, поваляться в стоге сена и насладиться ароматом окружающей красоты. Но стены вагона защищали как от военного кошмара, так и от красоты за окном.
…Вначале издалека появился неясный шум, который все более отчетливо узнавался – рев самолетов. Это бомбардировщики!
А поезд бежал себе по рельсам. Как будто лето, как будто мир! Поезд не угрожал никому, не мешал. Он просто хотел увезти людей подальше от кошмара. Такая миссия. Своим движением вперед вмешаться в судьбу каждого пассажира, спасти!.. Ритмичный стук колес отбивал спасти, спасти, спасти… И раненых, и тех медиков, которые решили посвятить свою жизнь спасению других жизней.
Но все нарушил этот звук. Откуда? Издалека! Зачем? А просто так! Корректировка судеб.
Далекий нарастающий рев моторов самолетов превратился в противный до жути грохот. Началась бомбежка. Поезд еще пытался хотя бы на метр, на дюйм убежать от этого кошмара. Но где там!
О чем думают эти ассы «Люфт Ваффе»? Им сверху кажется, они бомбят не людей, а какие-то железные коробочки. Им не видно, что раненый солдат - это просто красивый юнец, который еще и не любил, не стал отцом. Как чистый лист бумаги, который только положили на стол, чтобы написать судьбу. Он только и успел набросать на этот лист любовь к родителям, детскую дружбу и свой личный героизм из любви к Родине.
А младенцы и их матери чем прогневили Бога? Они еще и не поняли, где они и зачем. Просто сами они символ продления жизни.
С первыми взрывами прекратилось движение поезда. Движение туда, где тепло и уютно. Туда, где любовь.
Нет, это была не паника! Это было всеобщее спасение. Кто-то из раненых спасал себя, кто-то - друга. Санитарки спасали раненых. Санитарки, санитарочки, которые лечили своей молодостью, красотой, заботой и большими искренними глазами. Хрупкие санитарки, напрягаясь изо всех сил, несли, тянули, волокли эти исковерканные войной тела юных больших воинов.
А что ж роддом? Почему там больше всех людей? Потому что все считали, главное – спасти самых беспомощных, самых не виноватых в этой жизни младенцев. Символ жизни. А бомбы взрывались почти на каждом метре! Казалось, никто нигде не спасется.
Уши заложены от взрывов. Огромное дерево, намертво вцепившееся в землю, вдруг от очередного взрыва повалилось и вырвало из почвы половину корней. Мы помним у дерева спасательную крону листьев. Но в этот миг все стало по-другому. Дерево! Сама природа открыла грот, где можно спастись.
Не по команде люди стали переносить младенцев под эти вывороченные корни. «Два раза в одно место снаряд не падает!» Но не здесь! И два, и три в одно место! Казалось, мир перевернулся, и кто-то сверху решил перемешать воздух с землей.
Кто бегом, кто ползком! И здоровые, и раненые с одним словом на губах «спасти» несли младенцев под вывороченные корни этого гигантского дерева. Положил младенца и отполз или отбежал – и за другим. С ужасом заметили, что на фоне грохота от взрывов, рева моторов и криков людей, младенцы молчали. Ни один не издал ни звука! Как будто малыши знали какую-то тайну, главную тайну, которая была неведома их спасавшим. И у каждого погибшего в этой бомбежке последний кадр в памяти – глаза младенца. Малютку, которую он спас. Младенца, который доживет за него, за него долюбит!
Все когда-то кончается. Закончилась и эта бомбардировка. После грохота наступила звенящая тишина. Она настала внезапно. Кромешный ад снова превращался в теплый осенний день. В обычный светлый, мирный.
Казалось, не было этого ада, если бы не искореженные горящие вагоны, которые везли пассажиров от ужасов войны. И только исковерканный металл, который был предназначен оберечь своих пассажиров от невзгод, говорил о том, как это было тяжело. Все горело. Земля вокруг поезда – сплошные воронки от взрывов. Все погибли! И только когда рассеялся дым над развороченной землей, потихоньку стали подходить жители ближайшей деревни, готовые помочь пострадавшим в бомбежке. А помогать было некому.
Люди в оцепенении смотрели на картину, представшую перед глазами. Вокруг только смерть. Раненые воины, которые уже были в пекле, как будто получили добавку. Последнюю добавку, завершающее испытание – и все!..
Вдруг в толпе раздался крик «Смотрите!», и взоры всех обратились к дереву. Не столько к дереву, сколько к молчащим младенцам под его вывороченными корнями. Как будто это дерево прожило сто лет, чтобы в последний миг выполнить свой главный подвиг – спасти этих двадцать восемь новорожденных. Они запеленатые были похожи на коконы, внутри которых теплилась жизнь.
Прошло оцепенение, и все кинулись к младенцам. Смотрели, не ранены ли? Все целы и невредимы! Радость от этого наполнила сердца. И каждый, кто держал в руках новорожденного, чувствовал, что не было в этот миг роднее существа. И не было в этот миг большего счастья, чем осознавать, что ребенок жив. Каждый был уверен, что ребенок, которого он держит, будет счастлив, что у него все будет хорошо!
Развороченная земля словно подтверждала: это была попытка самого дьявола уничтожить природу, уничтожить жизнь… И только Богу известно, почему их жизнь началась с опаленного войной осеннего дня 1941 года.
В маленькой российской деревне, недалеко от полустанка осенью 1941 года население увеличилось на двадцать восемь человек. Новорожденных ждало трудное, но и счастливое детство. Только со дня той бомбежки взгляд их был не по-детски серьезен. Как будто они были отмечены печатью какой-то великой мудрости. Мудрости человеческого бытия.
09.04.09

Георгий ПИСЬМАК

По материалам Невьянской районной еженедельной газеты "Звезда".
интернет-версия:
www.zvezda.nevyansk.org.ru

Просмотров: 498 | Добавил: admin
Copyright 2009 - 2016 by admin www.nevyansk.org.ru © Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс .